Быть психологом

 

 

                                                     Представьте, что вы идете зимой по улице, на вас теплая одежда и рукавицы. Вам тепло и комфортно. Вы можете взять в руки снег, и вашим рукам будет всё так же тепло. А теперь представьте, что вы оставили рукавицы дома. Вы подходите к подъезду, и Вам нужно открыть дверь. Вы беретесь за ледяную металлическую ручку и чувствуете пронизывающий холод, который пробегает от ладони до самой макушки головы. 

          Кажется, будто часть жизни я прожила в рукавицах, соприкасаясь с миром только через их плотную ткань, пока мое сердце не выбрало стать психологом. Рукавицы защищали меня не только от холода и непогоды окружающего мира, но и не давали возможность узнать разнообразие его поверхностей. Каждый контакт с человеком стал ощущаться по-иному, и кажется, обратно надеть рукавицы уже  не удастся.

              Я стою в очереди в магазине. Женщина рядом возмущается и скандалит, что работает одна касса. По моему телу пробегает холодок. Хочется спросить у нее: «Как Вы? Как Ваша семья? Вас кто-то обидел?». Люди в очереди с ухмылкой переглядываются: «Вот, мол, скандальная баба». А я понимаю, что улыбаться мне совсем не хочется. Поговорить с ней тоже не получится. Она возможно не поймет, зачем я лезу к ней с вопросами. Остается ощущать холодок на макушке, что-то тоскливое в груди и ждать, когда подойдет моя очередь в кассу.

            Я в школе на родительском собрании. Обсуждается вопрос: можно ли учителю и шестиклассникам включать в классе чайник. Часть активных родителей настаивают на том, не соблюдаются меры безопасности, не положено и нужно запретить. Я чувствую холодный комок в груди. Вспоминаю с каким восторгом моя дочь рассказывает мне, о том, как ей нравится новая школа, и как она любит пятницу, потому что конец недели и у них будет классный час. У каждого ученика есть собственная кружка, они сдвигают столы, ставят сладости, обсуждают вместе с учителем новости за неделю, шутят и смеются, и никто не спешит идти домой. Ни нотаций, ни разговоров о поведении и успеваемости, а только доверие и дружба. У меня один вопрос к родителям: «Разве не это ценно?». Наши дети счастливы, в свои 12 лет они чувствуют, что им может быть хорошо и безопасно не только дома, но и в школе. И какая безопасность в этом случае важнее: не включать чайник или все-таки приходить по пятницам в 409 кабинет и ощущать тепло ароматного чая и друзей-одноклассников.

            Клиенты, родственники, друзья, соседи… Каждый день я контактирую с множеством людей. Я слышу их, вижу, соприкасаюсь с их чувствами. Они делятся со мной переживаниями о том, что муж никудышный, дети непослушные, на работе начальник ужасный, в мире происходят катаклизмы. За каждым переживанием, за каждым словом, я чувствую, что душа человека просит, чтобы обратили внимание на нее. На то, что она нуждается в заботе и любви. Душе часто не хватает пространства в жизни человека, и дело совсем не в муже и не в детях, и тем более не в начальнике и катаклизмах. У каждой души свои потребности. Их важно услышать и увидеть за слоем привычных нам картинок бытовой жизни. Для меня замечать души людей – это и есть ощущать жизнь без рукавиц.

Please reload